ЧУМА 5

Январь.

Интересно, кто-нибудь любит зиму? Мне нравятся летающие снежинки и не нравятся укрывающие землю. Я скучаю по теплой, рыхлой земле, дышащей, ароматной. Снег пахнет скукой. Белая спячка. Сидим по норам. Мальчишки балуются травой. Под Кримсон. Я их развлекаю вопросами. Они грузятся. А то хохочу во все горло, просто так, потому что весело, хорошо потому что. Джон вчера впервые спросил, не хочу ли я пыхнуть. А Сашка сказал, что мне незачем, потому как я по жизни пыхнутая. Потом очень серьезно расспрашивал меня о восприятии. Велел выбрать уютное местечко, сунул в руки тетрадь и ручку и сказал записывать все, что мне придет в голову под АукцЫоновское Фа-Фа. Федор поедал какую-то бурду прямо из кастрюли. Жанка с Джоном целовались на балконе. Сашка молча курил. Нефтяник улыбался всем телом. Кажется, я выпала. Писала, слушала, слушала, плавала, снова писала. Буквы, слова, потом уже ни то, ни другое, символы, рисунки на скалах. Там был Джим. Тетрадь кончилась, и я рисовала руками в воздухе. Сашка влез в самое ухо и густо прошептал, что пора уходить. Мы оделись и вышли во двор – я, Нефтяник и Сашка. У меня внутри было странно, все вибрировало, но не вместе, а разобщенно. Атомный распад прям какой-то. Хоп! Собрались мои клетки. Я понеслась  к сугробам, Нефтяник за мной. Мы нырнули, и я обожглась снегом. Я смеялась Нефтяниковым смехом и не могла остановиться. Потом стало очень тихо. Мы лежали и глядели в темнеющее небо, а под нами подтаивал снег. Правда, я не знаю, таял ли он на самом деле, но тогда я ощущала, как он из сыпучего становится мокрым и обтекает меня. Внезапно я увидела Сашку, стоящего под фонарем и читающего мою тетрадь. Хотя я вроде не могла его видеть, потому что лежала на спине под необъятным небом. Мне захотелось вскочить, но в текучем состоянии это оказалось невероятно трудным. Нефтяник просил меня признаться, чем я закинулась. Я весело возмущалась. «Эмпатия» — сказал Сашка, вытаскивая нас из сугроба. В руках у него ничего не было. Мы пошли к остановке. В троллейбусе я все думала, забрал ли Сашка мою тетрадь на самом деле, и чувствовала, что забрал. Возле дома я спросила, даст ли он мне посмотреть, что я там написала. Ответом было «нет». Редиска.

 

Февраль.

Мне снова приснился этот сон. Город в осаде. Светловолосая девушка в длинном сарафане, светлой рубахе и ботинках бежит по узкой мощеной улочке к башне из серого камня. У подножия башни юноша в мокрой одежде. Он говорит на незнакомом языке, вкладывает в её ладонь медную фигурку и открывает тяжелую кованую дверь. Девушка входит в темное помещение и, оглянувшись, видит бегущих по улице детей, чужих воинов с мечами и луками, двух огромных собак с оскаленными пастями. Дверь закрывается. Девушка хватает из держателя в стене дымящий факел и бежит к лестнице. Ей надо наверх, очень надо. Крутые ступеньки, склизкие холодные стены, темень впереди. На одной из площадок в бойницу влетает горящая стрела, отскакивает от стены, чуть царапнув ногу, остается на каменном полу. Девушка бежит наверх. Там она узнает, что должна сделать. Что я должна сделать.

Проснувшись, я думала о предназначении. Есть ли оно. У каждого ли. Откуда мы приходим в этот мир, куда уходим после. Почему в разное время моей жизни мне снится один и тот же сон. Уже в четвертый раз. Что я должна понять?

Конец февраля.

Я сдала первую сессию. Папанька доволен, хотя и виду не подает. Купил мне крутые сапоги. Учиться нетрудно. Не знаю, почему мне так легко помнить то, что от нас требуют преподы. Например, славянская филология. Я проглотила учебник за сутки и как-то сразу вникла. Кто знает, может, и забуду так же быстро. Но зачет сдала с первого раза. Если учесть, что нас таких счастливчиков только двое из группы, то можно и порадоваться. А какой у нас сказочный препод по современному русскому! Я слушаю его и просто млею. Худенький старик в очках, сутуловатый, тихий. Но стоит ему заговорить, все вокруг играет нежным фоном только для него одного. Особый выговор, голос тихий, но сильный, со множеством оттенков, а сам он молод, ироничен, благороден, красив. Он никогда не проверяет посещаемость своих лекций, но аудитория всегда битком набита. И учебник после можно не открывать.

Отдел писем мне слегка наскучил, но я стараюсь работать с полной самоотдачей, впрочем, я так всегда делаю. Митя как-то сказал, что не стоит углубляться во все подряд, надо научиться отбирать то, на что не пожалеешь жизненных сил. Я ни на что не жалею, откуда мне знать, вдруг пройдешь мимо чего-то важного с такой философией.

Артур пропал. Просто перестал приезжать и звонить. Я думаю, это к лучшему, хотя и прыгает иногда внутри какая-то царапка – почему? Понял, что взаимности не будет? Обиделся на что-то? Занят? Или это входит в его хорошо прописанный сценарий?

Март.

Весна пришла. Но только по календарю. Холодно, сыро. Гляжу в окно на грустные голые ветки и расползающийся снег. Родители ругаются. Я не хочу слушать и все равно слышу. У папаньки крутой нрав. А мама всегда ему уступает. Не могу выносить эту её тихую покорность. Мы с ней как-то никогда не были близки. Но я люблю её, люблю тонкую морщинку на лбу, серые глаза, синие жилки на руках. В детстве для меня был главным папа. Никто больше не знал столько игр, никто лучше его не мог ответить на мои бесконечные «почему», никто не казался мне таким сильным, надежным и веселым. Он носил меня на своих плечах, кружил на руках, повсюду таскал за собой и ни за что не наказывал. А потом я выросла из маленькой милой девочки в дерзкого подростка, и все изменилось. Ему не нравилось, как я одеваюсь, какую музыку слушаю, не нравились мои друзья. Он стал орать на меня, как и на других, пару раз даже ударил по-настоящему. Я сказала, что уйду из дома. Он осыпал меня угрозами, но оставил в покое. Теперь у нас нейтралитет. Я делаю вид, что соглашаюсь с ним, но в принципиальных вопросах поступаю по-своему. А он особо и не вмешивается. Учусь же, работаю, как он и хотел. Требует только, чтобы я сообщала, где нахожусь, и ночевала дома, потому как нечего по ночам где попало шляться.

Теперь он все свое недовольство выплескивает на маму. Почему так происходит? Почему меньше всего тепла достается самым близким людям, зачем на них выливается все черное и больное? Наверно потому что они рядом, они стерпят и простят, только они знают тебя таким. Я не хочу причинять боль. Хочу уберечь тех, кто мне дорог. Когда я злюсь, обижена или мне просто плохо, я забиваюсь в темный угол, где некого ранить, и переживаю это в себе. Нельзя сливать свой негатив на другого. Это ж как эстафета: другой передаст третьему, тот – следующему и все дальше, дальше. Бесконечное зло, ослепляющее тех, кто попал в эту цепь, чернотой, вылитой друг на друга. И неизвестно, на ком цепь замкнется, возможно, с непоправимыми последствиями. Люди такие хрупкие. Ведь они умирают. Бедные вы мои! Не смейте забывать, как бывает легко, нежно, радостно. Учитесь любить. А можно этому научиться или надо родиться таким? Кому мне сказать спасибо?

Мы сидим за столом в Сашкиной комнате и разговариваем. Точнее, я сбивчиво рассказываю ему про сны, про повторяющиеся во времени картинки, про Артура, который опять объявился, про то, как я чувствую Джима. Сашка спокойно слушает, что-то рисует на белом листе.

— Да, все у тебя в кучу, — произносит задумчиво.

Я решаюсь и посвящаю его в свои ощущения неконтролируемой лихорадки, липкого дурмана и тошнотной сладости, случившиеся наедине с Андреем, потом с  Артуром.

Сашка молча улыбается.

— Блин, что ты лыбишься, скажи, что со мной происходит? Откуда это берется? Может, от них, но почему тогда так похоже? Они же совсем разные.

— Чу, я не отрицаю, что ты локатор тот еще и легко ловишь чужие волны, но эти ощущения, я думаю, твои.

— Мои? Это что-то новенькое. Раньше так не было.

— Ну, что-то иногда меняется, почему бы нет. Похоже, это в тебе чувственность, твоя сексуальная энергия.

— Ничего себе. Я все не так представляла. В этом есть что-то неприятное.

— Неприятное?

— Я не знаю, как объяснить. Это приятно, но неприятно.

— Скорее всего, физически тебе это нравится, а сознание сопротивляется. У тебя в голове булыжниками вымощено СЕКСУ – НЕТ.

— Ну прям, вымощено. Просто я, я…

— Просто у тебя все в кучу. Сексуальность твоя при правильном подходе может развиться во что-то потрясающее. А со своим восприятием разобраться действительно стоит. Много ответов найдешь.

— Сашк, а какой подход правильный?

— Для тебя? Я думаю, это любовь.

— Любовь, да. Давай Джима послушаем.

В комнату вплывают ранние сумерки. Сашка зажигает свечу и ставит мой любимый альбом. Вдумчиво курим. Музыка образует орбиту, по которой мы плывем синхронно. Одновременно тянем из стопки лист бумаги, разрываем надвое, рисуем по разные стороны стола. Медленно капают мысли, стекают тонкой дорожкой в густое пространство. «Когда музыка кончится, выключи свет». Тишина…

— Саш, как думаешь, почему я видела то, что происходило потом? Может, время устроено не так, как мы его чувствуем?

— Я не знаю. Может быть, все устроено не так.

— Как же в этом разобраться?

— Начинай с себя.

— А ты себя знаешь?

— Не полностью. Но я думаю об этом.

— Я хочу забраться глубже, но меня сбивает окружающее.

— Знаешь, Чу, у меня кое-что есть. Но я не уверен, что тебе стоит пробовать.

— Что именно?

— Так, таблеточка. Как раз для погружения. У меня получилось, а насчет тебя предсказать не могу. Вообще-то, это может быть опасно.

— Давай свою таблеточку.

— Уверена?

— Да.

— Я схожу за водой.

— Не надо.

Он колеблется. Смотрит на меня внимательно. Я полна нетерпения. Улыбается, достает из кармана рубашки спичечный коробок, вытряхивает в мою ладонь маленькую таблетку. Я глотаю.

— А ты? – спрашиваю.

— Я буду за тобой присматривать.

Сидим за столом друг напротив друга. Потрескивает оплавленная свеча. Комната полна причудливых теней.

Линия времени искривляется. Все происходит сразу. Утро, день, вечер, палящее солнце, желтые листья, синий снег. MyWildLove. Рэй, Робби и Джон в желтой пустыне. Джим с другого конца желтого стола. Живой Джим, это ж надо! Протягиваю руку, касаюсь его руки. Сашка! Ну, это не хуже. Он родной. Кладет коробок у меня перед носом. Оттуда прорастают малюсенькие искрящиеся бутоны, вспыхивают и опадают на стол. Я прорастаю тоже, радостно так, восторженно. Мне хочется рассказать, как это хорошо, но получается только писк. Сашка запечатывает пальцем мои губы.

Комната подвижна, и я могу двигаться в ней в любых направлениях. Иду руками по потолку. Сижу на дрожащем стуле. Меня две? Как здорово.

Свет кончается. Мерцает темнота.

В комнате кто-то есть. Да, здесь должен быть Сашка. Он что-то делает, кажется, разжигает свечу дыханием. Я чувствую, что с ним что-то случилось. Боюсь посмотреть. Страх заманчив. Заглядываю в Сашкино лицо. У него желтые глаза. Клыки выпирают сверху на нижнюю губу. На моем теле вздыбливаются все волоски. Как же с ним такое случилось? Что делать? Сижу тихо-тихо, глаза и мысли мечутся вперемешку. Ладно, Сашка стал демоном, но он же мой друг, он же не будет вредить мне. Надо ему сказать, может, он не знает, что случилось.

Он встает и идет ко мне, хищно оскалившись. Меня окатывает самый страшный ужас всей жизни. Я ору. Щелк. Включается свет. Я вижу своего друга, он совершенно такой, как всегда. Никаких клыков, и глаза голубые. Это такое облегчение.

Я обнимаю его, и что-то стремительно теплеет в груди. Наверное, сердце.

Мы сидим неподвижно, обнявшись, и я проникаюсь его спокойствием. Делаюсь легкой, взлетаю. Он ловит меня за руку, я спускаюсь, становлюсь рядышком, смотрю в чистые черные зрачки, проваливаюсь.

Чуткие пальцы легонько пробегают по моей спине. Я вспыхиваю, но не горю, а свечусь. Свет соединяет нас животами, поднимается выше груди, скатывается по спине вдоль позвоночника вниз. Губы полукасаются губ, останавливаются в невыносимой близости. Весь мир замирает в нашем дыхании. Ни одного движения. Я вдруг осознаю, что ЗНАЮ его, что нет никого ближе, что ближе вообще не бывает. Я вижу его самые сокровенные точки. Он весь открыт мне, распахнут полностью, доверен любому моему выбору. У меня дрожат губы, но это не лихорадка и не дурман, нежное сияние, легкая зыбь. Я ощущаю такую искреннюю и полную любовь, что мне больно от её доверчивой чистоты. И я потеряю её, если сделаю неправильный выбор.

Только одно движение. Какое же?

Какое?……..

Я делаю шаг назад.

Опубликовано 31 Мар 2013 в 2:29 пп. Рубрика: Без рубрики. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

 
-
-