Это любовь

Я просто шла по тропинке, поддевая ботинками шуршащие листья. Игры солнца в прозрачном воздухе. Холодинки в остатках тепла.

Все стало густеть и прикасаться. К глазам, ко рту, к ресницам, к коже. Дрогнули пальцы, ветер прошелся по спине, лизнув затылок. Музыка в моей голове. Чисто-чисто. Слезы внутри. Улыбчивые, детские. Я поняла – пора.

— Привет, пап. Где мой инструмент?

— Зачем?

— Где?

— На антресолях… Да погоди ты, дай я сам, там много вещей.

Поставил стул, порылся в куче барахла.

— Ого! Да тут протечка откуда-то. Мокро.

Захолонуло внутри. Музыка стала тише.

Боже! Пожалуйста…

Достал футляр, протянул.

— Сухой вроде.

Сухой. Отщелкнула замки дрожащими руками. Два смычка. Канифоль. Набор струн. И сама скрипка, целая и невредимая. Красавица моя. Погладила деку, обвила пальцами шейку. Такие знакомые жесты, давно забытые. Я помню, какой смычок лучше.

— У тебя есть камертон «ля»?

— Нет, на работе только.

— Ладно, неважно.

Чистый звук, нежный, мощный. Кварта.

— Глянь, «соль» провисла. Машинкой не получится, надо колком подтянуть. Боюсь порвать.

— Не порвешь. Ну дай я.

…Майское утро. Пронзительно зеленые листики на аккуратно подстриженных кустах. Ароматный воздух. Девочка в белом платье с футляром в руке. Легкий мандраж перед концертом. Гордый отец.

— Это очень сложная для исполнения вещь. Я ж не виртуоз тебе.

— Ты сможешь. Надо больше заниматься.

— Я никогда так не сыграю, понимаешь, никогда!..

Отчаянные слезы, болящие полосы на подушечках пальцев.

— У тебя такие возможности, которые мне и не снились. Ты должна поступать.

— Я не хочу.

— Это упрямое дуроломство, вот что это такое! Ты не можешь отмахнуться от своих способностей.

— Ты же знаешь, что это значит. Играть сутками. Быть всем этим. Это не мое.

— Ну не хочешь играть, иди на вокал.

— Я хочу жить. ЖИТЬ! Моя жизнь не только музыка. Будешь давить на меня – я уеду.

— Уезжай. От музыки ты никуда не денешься. Потому что она в тебе. Сама убедишься.

— Нет.

Простил ли он мне свои разбитые мечты?

Протягивает скрипку.

— Вот. Пробуй.

Пробую.

— Я все забыла. Пальцы, ноты – все. Наверно уже и с листа не сыграю.

— Сыграешь. Все вспомнится потихоньку.

Что в его взгляде? Не могу разгадать.

Где-то когда-то…

— Продай свою скрипку, у меня есть покупатель.

— Продать?! Ты что! Она моя.

— Ты все равно не играешь. Так хоть деньги будут.

— Ни за что! Она – моя. Забудь.

Мама пришла.

— О, привет, в кои то веки…

Застыла, глядя на скрипку в моих руках.

— Ты же говорила, что никогда не будешь играть. Заболела, что ли?

— Нет, мама, выздоровела.

Кладу скрипку в футляр, закрепляю смычок на внутренней стороне крышки. Щелк-щелк.

— Я её забираю. Все, мне пора.

— И что это такое? – пожимает мама плечами.

Иду по улице медленно, медленно, плавно, как в замедленной киносъемке. У меня в голове музыка, в сердце музыка, в глазах, в пальцах, в голосовых связках – всюду музыка. Я знаю, что это такое. Это любовь.

Опубликовано 09 мая 2012 в 7:14 пп. Рубрика: Без рубрики. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

 
-
-